Практика применения спортивой фармакологии: 

Стероидный минимализм (часть-1)

7250

О стероидах и практике разумного минимализма

Мне понадобился один год практики, прежде чем я сел за написание данного материала. Информация, которая будет изложена ниже, содержит в себе конкретные рекомендации по реализации принципа разумного минимализма в области спортивной фармакологии.

Чего мы ждем от ААС?
Для чего спортсмены используют ААС? Думаю, любой ответит, для того чтобы росли мышцы и сила. Это в первую очередь. Наполненность мышц, повышенный жизненный тонус и либидо, усиленный липолиз, которые также сопутствуют их приему, тоже не лишние, но это не самое главное. А вот рост простаты, выпадение волос, угревая сыпь, гинекомастия, высокое кровяное давление и тому подобное – вовсе не желательные эффекты, однако имеющие место быть в той или иной степени. Таким образом, все эффекты от приема ААС можно условно разделить на три группы:


  • Желаемые
  • Допустимые
  • Нежелаемые

Желаемые эффекты связаны с непосредственным воздействием молекулы тестостерона на мышечную клетку и мышечную ткань, а остальные – с воздействием на другие ткани или органы.

Идеальным вариантом было бы, чтобы тестостерон попадал только в мышечную клетку и никуда более, тогда все нежелательные эффекты просто перестанут существовать и прием ААС станет практически безопасным для здоровья. Однако на практике это сделать невозможно. Любая форма приема приводит к попаданию гормонов в кровоток, а вместе с ним – ко всем тканям, способным взаимодействовать с тестостероном либо с тем, во что он может превратиться (дигидротестостерон, эстрадиол). Тем не менее мы можем сократить общее время воздействия ААС на организм, если будем использовать их так, чтобы они были активны не каждый день недели и не каждый час в сутках. Для этого надо как минимум прибегнуть к приему препаратов с коротким периодом полураспада и использовать их примерно так, как рекомендует интермиттирующая схема. Если кто не помнит, напоминаю, что эта схема предусматривает прием препаратов через день, один раз в сутки, как правило, с утра, чтобы в минимальной степени помешать выработке собственных гормонов. Благодаря тому, что используемые при этом препараты обладают коротким периодом действия (4–8 часов), большую часть времени в течение недели организм будет «чистым». Только вот тот, кто практиковал такие схемы, не получил от них особой пользы и потерял к ним всякий интерес. И зря, на самом деле. Интермиттирующая схема имеет один очень существенный недостаток, который коренным образом влияет на ее эффективность. Это время приема.

Ложка хороша к обеду
Знаете ли вы, что до 90 % ААС, циркулирующих в крови, не попадает в мышечные клетки? Здесь имеется в виду 90 % не от общего числа, а именно от биологически активной формы гормона, то есть не связанной с глобулином. Несвязанный тестостерон, как мы знаем, чтобы стимулировать рост мышц, должен проникнуть внутрь мышечной клетки, преодолев внешний барьер в виде мембраны. Как показали исследования, пропускная способность мембраны весьма ограничена и подавляющая часть вводимых извне гормонов ее не преодолевает. В организме человека все более-менее уравновешено и имеет свои пределы. Вот съедали вы за завтраком пищи на 600 калорий, и все отлично усваивалось. А потом решили съесть 3000, и сразу начались проблемы с ЖКТ, поскольку не способен он у вас переварить и расщепить с помощью ферментов такое количество пищи. Все потому, что никакой необходимости для организма усваивать такие огромные порции нет. Не нужно нам сразу за один раз столько энергии, вот и не предусмотрел этой возможности организм. За ненадобностью. Теперь представьте себе, в норме мужчина синтезирует за сутки 4–10 мг тестостерона. Больше ему для полноценной жизни и не нужно. Культуристы же живут другими понятиями о полноценной жизни, которая у них связана с обязательным наличием большой мышечной массы. Достигают они ее тренировками, специальным питанием и приемом большого числа анаболических гормонов, которое достигает 100–200 мг в сутки, а то и более. А вот способны ли наши мышечные клетки принять в 10–50 раз больше гормонов, чем они привыкли? Такое количество представляется маловероятным, но несколько больше естественной нормы вполне, иначе бы мы не смогли сдвинуть рост своей мышечной массы с места. Ведь чтобы иметь больше мышц, чем уже есть, нам надо и гормонов больше, но только не в целом, а именно внутри мышечных клеток, где и происходит процесс запуска синтеза белка и сам синтез.

Тот, кто следит за публикациями В. Н. Селуянова, должен был заметить, какой фактор мышечного роста он ставит на первое место: «Повышение концентрации анаболических гормонов в крови – это самый важный из всех четырех факторов, поскольку именно он запускает процесс синтеза миофибрилл в клетке. Повышение концентрации анаболических гормонов в крови происходит под воздействием физиологического стресса, достигнутого в результате отказных повторений в подходе (либо путем их приема извне. – Примеч. редакции). В процессе тренировки гормоны заходят в клетку, а обратно не выходят. Поэтому чем больше сделано подходов, тем больше гормонов будет внутри клетки. Под действием гормонов образуются в ядрах мышечных волокон не только и-РНК, а также транспортные РНК, рибосомы и другие структуры, принимающие участие в синтезе белковых молекул. Надо заметить, что для анаболических гормонов участие в синтезе белка необратимо. Они полностью метаболизируются внутри клетки в течение нескольких суток» (Виктор Селуянов, «Факторы мышечного роста». «ЖМ» № 02/2014).

Однако сама по себе повышенная концентрация анаболических гормонов в крови мало что дает. Опубликованы десятки исследований приема ААС людьми, не занимающимися спортом, с практически одинаковыми результатами. Во всех случаях, когда использовались сверхфизиологические дозы (300–600 мг тестостерона в неделю) у людей, подвергавшихся исследованию, происходил рост мышечной массы, который достигал 2–6 кг в течение нескольких месяцев, но в последующем он прекращался полностью, несмотря на продолжение приема. Ни один человек еще не смог обрести мускулистое тело с помощью одних гормонов. Те же самые дозы у лиц, которые при этом еще и тренировались с отягощениями, вызвали вдвое больший прирост. И, как мы знаем из практики, рост мышечной массы одним курсом не ограничивается. Чем же помогают в этом вопросе силовые тренировки? Прежде всего тем, что позволяют гормонам беспрепятственно попасть в клетку. А происходит это благодаря следующим причинам:


  1. Усиление кровотока в тех мышцах, которые подвергаются нагрузке. Благодаря этому удается сконцентрировать максимум содержащихся в крови гормонов внутри одной или нескольких мышц.
  2. Куда более главная причина, чем первая – это образование молочной кислоты в мышечных клетках в результате гликолиза: «Повышение концентрации ионов водорода вызывает лабилизацию мембран – увеличение размеров пор в мембранах, что ведет к облегчению проникновения гормонов в клетку, активизирует действие ферментов, облегчает доступ гормонов к наследственной информации, к молекулам ДНК» (Виктор Селуянов, «Факторы мышечного роста». «ЖМ» №02/2014).
  3. Накопление свободного креатина в саркоплазматическом пространстве в процессе физической нагрузки служит критерием интенсификации метаболизма в клетке. «КрФ транспортирует энергию от митохондрий к миофибриллам в ОМВ и от саркоплазматических АТФ к миофибриллярным АТФ в ГМВ. Точно так же он транспортирует энергию и в ядро клетки, к ядерным АТФ. Если мышечное волокно активизируется, то в ядре также тратится АТФ, а для ресинтеза АТФ требуется КрФ… Для того чтобы поддержать процесс образования и-РНК, рибосом и т. д., необходимо поступление КрФ в ядро и выход из него свободного Кр и неорганического фосфата… И чем больше КрФ, тем более активно будет проходить данный процесс. В спокойном состоянии в клетке имеется почти 100 % КрФ, поэтому метаболизм и пластические процессы идут в вялотекущей форме. Когда все молекулы свободного креатина «заняты», то есть соединены с фосфатом, необходимости активно перемещаться внутри клетки у КрФ нет. в результате тренировки, т. е. активности мышечного волокна, в саркоплазматическом пространстве происходит накопление свободного креатина. Его перемещение внутри клеток резко усиливается в целях переноса энергии. Это означает, что активизируются все метаболические и пластические процессы. КрФ более активно попадает в ядрышки, где отдает энергию для ресинтеза АТФ, свободный Кр двигается к митохондриям, где опять ресинтезируется в КрФ. Таким образом, часть КрФ начинает включаться в обеспечение энергией ядра клетки, поэтому значительно активизирует все пластические процессы, происходящие в ней» (Виктор Селуянов, «Факторы мышечного роста». «ЖМ» №02/2014).

Максимально большое количество гормонов проникает в мышечную клетку лишь во время тренировки и еще час-полтора после нее. Это предложение ключевое для всей статьи, именно это определяет суть предложенной ниже схемы приема ААС. В остальное время гормоны спокойно курсируют вместе с кровью по организму, попадая в какие угодно ткани, кроме мышечных. Оказывая какие угодно эффекты, кроме желаемых. По этой причине и не работает классическая интермиттирующая схема, так как прием анаболических стероидов в ней не привязан к тренировочному времени. Какой нам толк от высокого числа гормонов утром, если мы тренируемся вечером? Эти гормоны все равно лишь в минимальной степени попадут в мышечные клетки, в явно недостаточном количестве для интенсивного синтеза белка. Ложка хороша к обеду.

«Длинные» и «короткие» препараты. Есть ли разница?
Проведем простые арифметические расчеты. К примеру, мы используем на курсе 500 мг сустанона в неделю. С учетом массы эфиров вес чистого тестостерона составит примерно 350 мг. Делим 450 на 7 дней и получаем 50 мг тестостерона в день, делим на 24 часа и получаем 2 мг в час. Конечно, эфиры тестостерона распределяются не так равномерно, чтобы каждый час одно и то же число, но для простоты понятия нам проще все усреднить. Допустим, тренировка длится полтора часа, плюс еще час после нее сохраняется повышенная проницаемость мембран для гормонов. Всего 2,5 часа. За это время в мышечную клетку может проникнуть не более 5 мг тестостерона. Теперь сравним с метандиеноном. Период полужизни «метана» равен четырем часам. Это значит, что за это время его концентрация в плазме крови уменьшится вдвое. Всасывается метандиенон очень быстро, уже через 30 минут вся принятая доза окажется в крови, а через 4 часа половина от этой дозы будет метаболизирована в клетках-мишенях и печени. Если мы примем за 30 минут до тренировки 20 мг метандиенона, то в эти же самые 2,5 часа в распоряжении мышечных клеток окажется не менее (!) 10 мг активного вещества. Концентрация гормонов в единицу времени при приеме таблеток будет гораздо выше, чем от масляных инъекций. При этом анаболическая активность метандиенона ничем не хуже анаболической активности тестостерона. Получается, что однократный прием 20 мг орального «метана» перед тренировкой может принести такую же пользу, что и прием 500 мг сустанона раз в неделю? При трехдневном сплите это 60 мг метана против 500 мг сустанона. Кажется невероятным, что за неделю три приема по две таблетки может иметь какой-либо серьезный результат, учитывая, что четверо суток организм вообще будет «чист». Однако, как я уже сказал в самом начале статьи, мне понадобился один год, чтобы убедиться в этом самому и посмотреть, как на это реагируют другие. В том, что касается роста чистой мышечной массы (без задержки воды) и роста силы, схема однозначно работает! Причем именно в такой дозировке: 20 мг метандиенона перед тренировкой и не более того.

Ввиду того, что инъекционные стероиды имеют длительный период полужизни и создают более-менее равномерный фон гормонов в крови, нам не удается с их помощью достичь максимальной концентрации в период их наиболее полного усвоения мышечными клетками. Единственный способ увеличить количество тестостерона в крови, приходящееся на время тренировки, – это использовать более высокие дозы препарата в целом. Возвращаясь к примеру с сустаноном, если мы начнем использовать не 500, а 1000 мг, то в час у нас будет 4 мг вместо 2. Но при этом существенно возрастет и нежелаемое действие тестостерона на организм, которое проявится в виде побочных эффектов. Профессиональные спортсмены используют куда больше одного грамма стероидных препаратов в неделю в совокупности, и это можно назвать неизбежностью с учетом сказанного выше.

Однако у повышенного гормонального фона в течение дня есть и свои преимущества, не связанные напрямую с повышением синтеза белка в мышцах, но способные весьма благоприятно сказаться на форме спортсмена, особенно если он является культуристом. Для того чтобы на практике реализовать максимальную выгоду из минимальных доз, мы должны определиться в своих целях и уже исходя из этого планировать, что и в каком порядке нам следует использовать. Но об этом – в следующий раз.


Публикация: Дмитрий Яковина
Предыдущая / Следущая Коэнзим Q10  |  Стероидный минимализм (часть-2)
Нравится? Поделись: 

Яндекс.Метрика